Djoker
В этом мире нет стереотипов


Терапевтическим эффектом и никак не сказывается на «регенерации», если можно так выразиться. Оно не доставляет питательных веществ к поврежденным клеткам, но открывает путь для двух процессов. Моя гипотеза в том, что эти процессы не абстрактны. Их возможно осознать, а значит возможно управлять ими, хотя бы частично.

Первый эффект времени, оказывает прямое влияние на информационный источник боли. На память. Событие, вызвавшее боль, становится опытом. Опыт хранится в памяти, а память это свойство мозга, у которого есть ресурс. Насколько мне известно, и это подтверждается эмпирически, любое событие забывается, если его не освежать в памяти. Мы рассказываем истории о своем опыте, тем самым, освежая воспоминания или эмоцию. Повторяя информацию, реализуя опыт, построенный на этом куске информации, мы освежаем эту нейронную связь, укрепляя ее. Тело устроено таким образом, что то, что мы используем — прогрессирует, прочнеет. Полагаю, нейронные связи укрепляются на манер мышцы, которую тренируют. Таким образом, воспоминания крепнут от пересказов.

При извлечении воспоминаний мы можем иногда обнаружить пробелы, которые, для целостности рассказа, заполняем логичными или эмоциональными вставками. Пересказ дополняется на ходу. В зависимости от целей, которые преследует рассказчик, эти пробелы могут быть заполнены ложью. Как говорится: «такую историю, грех не преукрасить». А если эта история — монолог с самим собой, то вероятность адекватной критики будет снижена? То же самое будет происходить, когда слушатель не обладает данными о воспоминании, которое пересказывается рассказчиком. Внимающий — не способен критично оценить реальные события, от «заполненных» пробелов.

Случалось ли вам слышать, когда-нибудь, факты из вашего общего с расказчиком прошлого, которые кажутся вам невероятными, потому что вы не помните их? При этом рассказчик уверяет, что именно так все и было? Я слышал такие истории о себе. Все дело в том, что для меня в тот момент, эмоциональный акцент не был столь высок, и поэтому событие, описанное в рассказе, просто потонуло в море других воспоминаний. Рассказчик же, мог испытать сильную эмоциональную привязку к этому событию, поэтому статус этого события в его голове был выше, и он не забыл. Вероятно, не забыл, еще, и потому, что рассказывал эту историю не только вам.

Иногда я ловлю себя на мысли, что я рассказываю историю о сильном эмоциональном переживании с давностью лет, эдак, 15, и совершенно не ощущаю эмоций из прошлого. В такие моменты я стараюсь признаться себе и слушателю, что я отношусь к этому событию, скорее, как к истории, которую я уже много раз рассказал, чем к реальному воспоминанию. Для меня это важно, потому что в этом кроется уважение к собеседнику. Так я стараюсь подчеркнуть некую объективность своей критики. Я допускаю, что история может быть не точна.

Говорят, существует еще и долговременная память. События укоренившиеся там, не забудутся никогда. Но мы не можем измерить все факторы, влияющие на процесс помещения событий в этот сейф. Да и оценить динамику сохранности этого воспоминания в первозданном виде едва ли представляется возможным. Думаю, туда в первую очередь, помещаются события рефлекторного уровня, которые неоднократно доказали свою функциональность.

Таким образом, понимая механику памяти, мы можем влиять на то, хотим ли мы упрочнить связь с этим событием, освежить его в памяти. А если это событие — боль? Тогда было бы иррациональным вспоминать о ней, при каждом удобном случае, тем самым бетонируя ее в своей памяти. Разумеется, боль, как опыт, несет в себе урок. В какой-то мере, кажется важным хранить и сам урок и его источник. Но в настоящем работает только урок. Хорошо бы, разрезать, в этом случае, причину и следствие. Укоренить лишь следствие, которое предопределит выбор. Я не хочу умалять того очевидного обстоятельства, что как бы вы не были решительно настроены забыть причину, она будет какое-то время болеть и пощипывать. Так же, как рана кровоточит и болит, пока не превратится в рубец. Это обстоятельство нужно просто принять. Полагаю, что и оно поддается тренировке. Кости становятся прочнее в месте перелома. Человек, постоянно испытывающий боль в одном и том же месте, должен научаться быстрее и менее болезненно ее переносить раз за разом.

Итак, время стирает все события из памяти, и те, которые вы хотите укоренить стоит освежать, вспоминая и рассказывая истории. Но если эти события — боль, разумно в меру своих сил, не пересказывать эти события. Разумеется, мои пресные размышления, не так легко реализовать на практике. Самый действенный, на мой взгляд, способ — лишить воспоминание ресурса. Позволить ему выветриться, заместить его чем угодно, только не ковырянием в болячке. Другой важный момент — не потерять урока. Пусть он перейдет на полку мировоззрения, но без корней.

Второе очевидное свойство времени, это возникновение новых событий. Мириады бесконтрольных событий раскидываются ежесекундно на полотне времени, формируя прекрасные узоры нового выбора. Этот выбор нужно делать, не боясь, но с оглядкой на уроки. Опыт подскажет вам, какие события приблизить, а мимо каких пройти со спокойной душой. В этом свойстве время предстает перед нами, как ресурс, который мы можем использовать эффективно или нет. Эффективно, в контексте работы с болью — заполнить свою жизнь событиями лишенными привязки к болячке. Я напоминаю себе, что весьма конструктивно открывать форточку в комнате памяти. Ведь боль, занимает там не нужное место, и если позволить ей выветриться, что непременно произойдет, если не укоренять эту нейронную связь, то это место освободится для чего-то более полезного.

Я пишу это, чтобы мои истории из прошлого были более объективны, для меня в будущем. Пишу, для того чтобы укоренить правильный, на сегодня, взгляд на время. Пишу, чтобы не тратить время на ковыряние в ненужных эмоциях. Пишу, потому что это работает у меня, а, значит, есть вероятность, что может сработать для идущего по следам человечка.

Иногда я нахожу у себя в памяти корочки от целых книжек про людей из прошлого, но страницы едва ли могут рассказать что-то связное. Только клочки бумаги с уроками. И в этот момент мне кажется грустным, что воспоминания о человеке стерлись. Но, это же справедливый принцип для всех. Книжки с историями про меня, так же стирает время в чужих головах. И мне не обидно. Надеюсь, что сотрутся те листы, где я стал причиной боли, и останутся лишь уроки. Время не лечит само по себе, но создает пространство для того, чтобы память обновилась, не нужно ему мешать. Пусть подует свежий ветерок.